Литературно-поэтический форум им. Макса Фрая

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Indigofera

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Рассказ это или повесть сказать не могу, зато точно знаю - беллетристика чистой воды)

http://s16.radikal.ru/i191/1005/24/57013c61da46.png

– Вот черт!
Файруза старательно потерла ладони друг о дружку, с отвращением тряхнула руками. Не помогло совершенно. Липкая багровая жижа только размазалась и закапала на еще недавно отличный ковер, лежавший в кабинете мистера Саммерса – главврача одной из джексонвилльских клиник. Ах да, стоит уточнить, – бывшего главврача. Тело его в не слишком удобной позе раскинулось между письменным столом и книжным шкафом.
– Черт! – с чувством повторила девушка. Виновник представления удостоился укоризненного взгляда. Здорово он все-таки напоследок ее подставил… Ему еще повезло, что успел вовремя убраться на тот свет, иначе бы так легко не отделался!
Девушка присела на корточки, разглядывая тело. Пузатый, коротконогий и лысоватый Саммерс не внушал никакой симпатии. Особенно с такой дырой в голове. Файруза поморщилась, но заставила себя прощупать его пульс. Через полторы минуты напряженного вслушивания она вынуждена была признать, что, как говорится, мертвее не бывает.
Бежать в автомат, или скрестись в чью-нибудь дверь за помощью, не понадобилось. Вычурный телефон под старину, к счастью, оказался не только украшением интерьера.
– Алло. Это полицейский участок? – произнесла женщина, окрашивая голос нотками паники. – П-произошел несчастный случай. Пожалуйста, приезжайте скорее! Хендрикс-авеню, 12… Да, жду.
Медленно коченеющий в двух шагах труп не омрачал ожидания, единственным дискомфортом оказалось страстное желание курить. А отказывать себе в маленьких слабостях – не в правилах Файрузы Форд. Выудив из заднего кармана джинсов пачку Мальборо, она с удовольствием щелкнула колесиком зажигалки. Это, конечно, место преступления и все такое, но куда деваться – пришлось попользоваться хозяйской пепельницей. Блюстители закона прибыли удивительно скоро, даже докурить не успела. Пришлось поспешно цеплять маску испуга и несколько раз втолмачивать господам в форме одну и ту же байку.
Полицейские бестолково бродили по комнатам в надежде найти что-нибудь хоть мало-мальски любопытное. Девушка в это время, за неимением иных развлечений, прокручивала в голове нужные фразы, стараясь довести формулировку до идеала.
Наконец, в комнате появился  молодой человек в штатском.
– День добрый, - судя по выражению его лица день был далеко не таким добрым, как хотелось бы. – Эйден Греванс. Следователь.
Глаза парня, глубоко утопленные, частично укрывались за отросшими прядями темно-каштановых волос; уголки рта застыли на разной высоте, создавая впечатление неизменной кривой ухмылки. Прическа неаккуратно примялась над левым ухом, будто парня только что подняли с постели. Степень небритости тянула где-то на пару суток запущенности. Девушка с одобрением поглядела, как тот бесцеремонно пристроил на край шикарного дубового стола пластиковый стаканчик с недопитым кофе.
- Мисс Форд. Файруза Форд, верно? – уточнил он вычитанное на какой-то бумажке имя.
- Предпочитаю – Лора.
Мужчина взглянул удивленно, но промолчал.
- Это творческий псевдоним, - снизошла до пояснения девушка. – Я собирала материал для статьи, на которую, признаться, очень рассчитывала. Мистер Саммерс согласился дать мне интервью, но не сложилось, к сожалению…
- Ясно. Выходит, вы журналистка.
Следователь извлек откуда-то объемную записную книжку, зашелестели листки, исписанные кривыми, похожими на детские, каракулями.
- Не совсем. Это лишь вынужденный заработок. Приходится заниматься подобной халтурой, чтобы как-то выжить, тиражи моих книг оставляют желать лучшего.
Слугу порядка явно мало интересовали эти лирические отступления.
- Расскажите, что произошло. Это ведь вы вызвали полицию?
Устало вздохнув, она принялась в очередной раз пересказывать наскоро сляпанную историю. Впрочем, получалось довольно складно, хотя лишние слова толпились в сознании, так и норовя проскользнуть в измышленный рассказ.
- Да… Я приехала к мистеру Саммерсу около полудня, как мы и договаривались. Встретить меня он не вышел, поэтому, немного обождав, я решила о себе напомнить. Мои попытки сделать это с помощью звонка в дверь успехом не увенчались. Зато я обнаружила, что в доме не заперто. Заглянув в прихожую, окликнула хозяина. К сожалению, никто не отозвался, поэтому я принялась поочередно осматривать комнаты, ну и… нашла его.
Голос девушки предательски осип, так что пришлось прокашляться.
- Я не врач, конечно, но попыталась понять, жив ли он, может, как-то помочь…
Для наглядности Форд подняла перепачканные кровью руки. Пятна успели уже превратиться в темную, жесткую корочку.
- Это все?
- Кажется … - Файруза неуверенно кивнула.
Эйден, делавший пометки в блокноте, наконец, захлопнул его. Это оказалось чем-то вроде сигнала к тому, что допрос окончен и можно расслабиться. Только сейчас девушка осознала, насколько психологически тяжело далась ей бравада, которую она прямо-таки излучала все это время.
- Тогда будете свободны, как только с вами поработают эксперты. Но не уезжайте из города до окончания расследования, пожалуйста.
Хмурый субъект собрался уже раскланяться и покинуть место преступления, когда свидетельница неожиданно ухватила его за рукав. Оглянувшись, он с изумлением отметил разительную смену эмоций неудачливой писательницы. Если раньше она казалась немного агрессивной, то теперь – растерянной и унылой. Ребенок, потерявшийся в супермаркете, цепляется за полу твоего пиджака с такой же отчаянной надеждой в глазах.
- Как?.. Я живу в другом городе, неподалеку от Джексонвилля. Приехала всего на один день, только ради этого гребанного интервью! У меня с собой ни денег, ни шмоток, а вдруг ваше расследование затянется на пол года?!
Выпалив это на одном дыхании, Файруза, будто выгорела изнутри, потускнела, окончательно расклеившись. Представив с ужасом, что сейчас ему придется успокаивать рыдающую женщину, Греванс выплюнул тяжело давшиеся слова поддержки:
- Ладно, что-нибудь придумаем.

***

И они придумали. Красный бьюик неспешно пересекал мост Фуллера Уоренна. Водитель с пресным выражением  лица следил за дорогой, а девушка разглядывала искрящиеся на солнце гребешки волн неспокойного сегодня Сент-Джонса. Редкие снежинки стремительно летели навстречу автомобилю, вдребезги разбиваясь о ветровое стекло. Раньше Файруза часто здесь бывала, но те времена давно прошли, безвозвратно исчезли в тот самый момент, когда началась травля. Настоящая охота на людей. Их отыскивали с огоньком, с азартом, чтобы без лишних слов расправиться с несогласными сотрудничать. Девушку передернуло от этого слова. Рабство, завернутое в красивую обертку равноправия, - вот чем это было на самом деле.
Через несколько минут автомобиль припарковался на стоянке, неподалеку от жилой высотки, весь первый этаж которой скорее походил на уличный филиал галереи искусств.
- Твои соседи художники-граффити? – Форд даже высунулась из окна, пораженно глазея на огромных стилизованных кальмаров и медуз, абстрактные человеческие фигуры и неизвестные растения, украшавшие бетонные блоки стены. Эйден неопределенно пожал плечами, про себя замечая, что с официальной частью покончено, раз уж перешли на «ты».
Небольшая квартира Греванса, темная и захламленная, все же производила впечатление уютной. В одном из углов, как пришлось, были свалены холсты, натянутые на подрамники, повсюду – в том числе в самых неожиданных местах – встречались разбросанные CD-диски и книги. Девушка из любопытства подняла какую-то брошюру, прочла надпись на обложке: «Радикальный классицизм». Бесцельно повертев в руках, вернула на место. Искусством, значит, интересуемся… Неожиданно, как для копа.
Мужчина направил пульт на тут же оживший экран старенького телевизора.
- Отдыхай, - милостиво объявил Эйден, перебрасывая пульт Файрузе, прежде чем удалиться на кухню. – Будем ужинать, если в холодильнике хоть что-то завалялось…
Девушка присела на потертый кожаный диван. Такие выпускали еще в начале века. Каналы мелькали перед глазами, но цветная кутерьма не оставляла никаких следов в памяти. Девушка задумалась. Прошедший день представлялся сумбурным потоком неудач и промахов. Все пошло не так с самого начала и было обречено на провал. С прозорливцем, конечно, отношения не заладились давно, но такой откровенной подлости с его стороны Файруза никак не ожидала. Ни одна вылазка не происходит без процедуры предвидения. А на этот раз откатанная схема дала сбой. И попробуй потом доказать, что прозорливец ошибся не с бухты-барахты, а намеренно. Или все же шанс выкарабкаться есть?..
На местном канале заиграла знакомая заставка новостей, сообщение радостной вести сопровождалось фальшивой улыбкой диктора:
«Дорогие джексонвилльцы, сегодня – 21 января 2067 года – в нашем городе стало несколькими фриками меньше! Полиция периодически совершает Рейды Безопасности, искореняя нарушителей вашего спокойствия. Мэр проявляет заботу о благополучии граждан, так что совсем скоро город полностью очистится. В связи с этим событием президент Соединенных Штатов сделал официальное заявление о грядущем присвоении Джексонвиллю статуса Свободной зоны!..»
Телек обиженно загудел и потух. Ненужный уже пульт, чуть было не хрустнул в напряженно стиснутых пальцах.
- Возликуйте! – глухо, от распиравшего ее гнева, передразнила Файруза идиотически-восторженный тон ведущей. – Пристрелили еще нескольких людей, отказавшихся лизать ботинки правительству! Слава нашему святому мэру!
От услышанного мутило, но подходящего для плевка места поблизости не нашлось, пришлось безропотно сглотнуть горький комок ненависти. Как и всегда.
Вернувшийся с кое-как  разогретой в микроволновке пиццей, парень растерянно потоптался на месте, безуспешно пытаясь пристроить на загроможденном журнальном столике сразу две тарелки. В конце концов, некоторые книги переместились на пол, освобождая место для трапезы.
- Что, телемусоропровод снова поставляет первоклассные отбросы в каждый дом? – почувствовав напряженность обстановки, Эйден улыбнулся, впервые за время их короткого знакомства: слабо и неуверенно, но прогресс ощутимый.
- Так и есть, о вашем брате вещали, - зло отозвалась Файруза. Она приложила все усилия к тому, чтобы не осталось никаких сомнений относительно ее мнения о полиции вцелом и отдельных ее представителях в частности. Всеохватывающая ярость нашла конкретную мишень в обличье следователя, щедро выплескиваясь через края терпения. Вопреки ожиданиям, Греванс никак не отреагировал, но после этого инцидента ужин проходил в полном молчании. Только спустя четверть часа, окончательно успокоившись, Файруза осмелилась нарушить тишину:
- Эйден… можно ведь тебя так называть?.. Почему ты разрешил мне пожить у тебя? Не боишься?.. – девушка сама испугалась сказанного, как можно быстрее стараясь свести все к шутке. – Вдруг это я прикончила беднягу, а ночью и за тебя примусь? Мм?
Уголок губ собеседника слегка дернулся. Все же Греванс не привык использовать лицевые мышцы для такого простого движения, как улыбка.
- Ты убила? Тогда, будь добра, скажи, каким образом это сделала, избавь меня от ненужных усилий.
Форд облегченно рассмеялась.
- Значит, меня не подозревают?
- Не значит. Хотя, по большому счету, шанс мизерный: ребята обыскали весь дом и прилегающий к нему участок, но никаких доказательств твоей вины, так и не обнаружили. Кроме, разумеется, того факта, что ты нашла тело. Не бледней так, только из-за этого дело на тебя не повесят.
- А ты горазд пугать беззащитных женщин, я погляжу, - на этот раз вырвавшийся смешок получился каким-то нервным и сдавленным. – И все-таки, с чего такая доброта ко мне?
- Если серьезно, то просто не хотел заставлять тебя ночевать в парке: денег на отель нет, уехать из города полиция не позволит. Было бы не справедливо размещать тебя в камере предварительного заключения, все ж не преступница. Тем более, что ты обязательно попыталась бы сбежать домой: по глупости, от безысходности, неважно… главное, что это уголовно наказуемо и снова пришлось бы тебя ловить. Ну и зачем мне лишняя работа?
Файруза задохнулась от возмущения. Немного наигранного, если откровенно.
- Вот нахал! А я то думала… - протянула она разочарованно.
- Мир жесток, - хмыкнул парень беззлобно, но крайне назидательно. – Ладно, иди спать. Я лягу здесь, на диване, спальня – в твоем полном распоряжении.
Не раздеваясь, он накинул на себя плед самых классических традиций – в крупную разноцветную клетку и с огромной заплаткой.
- Спокойной ночи, - по пути на кухню Форд подхватила опустевшие тарелки. Неряшливый следователь мог вспомнить о них, разве что, наткнувшись на стайку оголодалых тараканов или муравьев, явившихся на пиршество через денек-другой.
В целом, передвижение по квартире Греванса было сродни военным действиям: на полу – минное поле из разбросанных вещей, над головой – грозящие бомбардировкой полки с хламом. Не обладающая навыками молодого бойца Файруза тут же с громким хрустом раздавила блестящий кругляшек диска, попавшийся под ногу. Вскрикнув от неожиданности и острой боли в раненой пятке, она неуклюже взмахнула руками. Потревоженная антресоль опасно зашаталась и принялась стремительно крениться к земле, не в силах противостоять закону притяжения. Гостья успела только инстинктивно прикрыть голову руками, когда весь накопленный Эйденом скарб с оглушительным грохотом полетел вниз. Финальным аккордом оказалась сама этажерка, погребая под собой Файрузу вместе с образовавшейся кучей мусора.
Мужчина сорвался на ноги, но застыл на месте, не успев сделать к потерпевшей даже шагу. Девушка без единой царапины, растерянная и затравленная, словно собачонка с утащенным окороком в зубах, восседала на самой вершине сооруженной ею кучи. Ни дать, ни взять царь горы из детской игры. Только ставки в этой игре взрослые.
- Регистрация! – тон Эйдена сделался еще более отчужденным и жестким, чем при первой встрече в доме Саммерса. Файруза внутренне съежилась от этого рыка: нет, страшно не было, лишь обидно до слез. Выдать себя на такой ерунде! Иногда инстинкт самосохранения становится опасным для своего же владельца, черт бы его побрал.
Ясное дело, никакой регистрацией и не пахло. Что ж, коп задержал еще одного фрика – внеочередная звездочка и Свободная зона, о чем еще можно мечтать?
- Почему сразу не сказала?
Файруза закатила глаза. Глупее вопроса она в жизни не слышала. Осознав свой промах, Греванс, немного стушевался. Воздух перестал хрустеть на зубах, битву взглядов позволительно считать выигранной, но война еще впереди.
- Послушай, - Форд присела на кушетку, - прости, что наврала, но разве у меня был выбор?
- Выбор есть всегда, - упрямо покачал головой он.
- Но не для нас, не для фриков… Впрочем, тебе не понять. Ты по другую сторону баррикад… - говорить было тяжело, но Файруза во что бы то ни стало не должна снова провалиться. – Наверное, не раз приходилось убивать таких, как я? Мы ведь не люди, животные… Или даже хуже. Так вас учат?!
- Я так не считаю. И мне никогда не случалось убивать, если тебя это интересует.
Практически невозможно по внешнему виду понять, что творится у него внутри. И все же стило попробовать.
- Пожалуйста, ты должен меня понять, - найти его ладонь своей – рискованный трюк, но холодные пальцы лишь вздрогнули, не оттолкнув. Ощутив слабую точку в обороне, девушка поспешила закрепить успех. – Чувствуешь, кожа, как у тебя, такая же кровь и плоть? Мы ничем не отличаемся от обычных людей, не хотим им зла, а если и причиняем боль, то по их вине. Часто нам приходится защищаться… Люди-индиго вовсе не угроза, наше противостояние бессмысленно и не принесет пользы ни одной из сторон.
- А как быть с Саммерсом? – скептический взгляд молодого следователя больше не вводил Файрузу в заблуждение. Всем существом она уже ликовала, ощущая на губах терпкий привкус победы.
- Я все расскажу тебе! Но, клянусь, я не убивала его! Ты мне веришь?..

***

Следующее утро Файруза встретила без сна. Из соседней комнаты всю ночь доносились ритмичные шаги Эйдена. При желании, по ним можно было отмерять время. Минута – идет в один угол, еще минута – возвращается. Метания завершились неожиданно. Около половины седьмого хлопнула входная дверь, и все стихло.
Оставшись в одиночестве, девушка не спешила выбираться из постели. Почти сутки не сомкнув глаз, она чувствовала себя разбитой, но воспоминания о вчерашнем разговоре не давали уснуть. Все ли она сделала правильно? Куда он ушел? И не нагрянет ли сейчас Рейд Безопасности? Последняя мысль выгнала Форд из-под одеяла, заставив поспешно влезть в джинсы и рубашку. Необходимо быть в полной боевой готовности. Точнее, быть готовой в любой момент дать деру.
Взгляд скользнул по громоздкому комоду у стены. Вчера, в поисках постельного белья, она наткнулась на несколько баллончиков с краской, завернутых в измаранную тряпицу. Нет, Эйден непредсказуем… Ни одно лекало не ложится на него ровно.
Это воспоминание вызвало улыбку. В отличие от прочих… Чтобы удержаться на плаву, пришлось выложить следователю практически всю подноготную. Файруза начала издалека: с 16 марта 1994 года – даты рождения ее бабушки. В то время людей, вроде нее, называли не фриками, а «индиго». Первая волна детей со сверхспособностями была принята миром с радостью и надеждой. Надеждой на то, что за ними будущее. Бабушка Маргарет, как и многие другие, даже принимала участие в правительственных программах. Американская наука питала особые надежды относительно индиго, систематически подвергая их разнообразным исследованиям. Эта деятельность, впрочем, не принесла существенных плодов – тайна оставалась тайной. Зато с начала 2000-х стала набирать обороты всеобщая истерия, достигнувшая апогея к 2012-му. Наиболее экзальтированные личности заговорили о виновниках грядущего апокалипсиса: хулительные статьи в СМИ, осуждение религиозными общинами, некорректные высказывания политиков – только ленивый не ткнул пальцем в «дьявольское отродье». Конец света, вопреки всяческим прогнозам, так и не наступил. Однако, за «особенными» людьми прочно закрепилась слава врагов человечества. Дров в огонь подкинуло появление на свет второго поколения детей-индиго. Если бабушка Файрузы обладала феноменальной памятью, то уже ее сын сделал качественный рывок вперед. Прикосновением он налаживал компьютеры, заставлял работать отключенную от электросети технику. Все второе поколение могло похвастаться силой, значительно превышающей не только возможности обыкновенного человека, но и своих предшественников. Уже тогда появились сведения о первых убийствах индиго. Власть, большей частью, закрывала на это глаза, скорее поощряя к таким действиям, нежели пресекая их. Пережив 2012-тый, многие так и не поверили в то, что все обошлось, по-прежнему опасаясь рокового дня. Стойкая ассоциация бед с «детьми будущего» постепенно приобретала угрожающие масштабы. И когда на ноги встало третье поколение – в разы талантливее предыдущих, разразилась настоящая война. Все, кто не успел скрыться, были принесены в жертву деградирующему человечеству или сделались рабами сильных мира сего. Форд умолчала о небольшом селении, ставшем оплотом для беженцев. Не хотелось бы по возвращении застать на его месте пожарище… Больше говорила о себе. Об усилиях, что требуются, чтобы оставаться осязаемой. О часах изнурительных тренировок. О радости, с которой избавилась бы от злосчастной способности. Случайно узнав о разработках «лекарства от силы», не смогла удержаться, чтобы не навестить Саммерса. Но опоздала, застав его мертвым. Обыск квартиры ничего не дал: ни документов, ни самих препаратов дома он не хранил. Так что расследование его смерти – единственная надежда на исцеление…
Файруза вздрогнула, когда кто-то вошел в спальню. Не сразу узнав Эйдена, осунувшегося после бессонной ночи, она пережила несколько мгновений ужаса. Тем не менее, это был он. Без конвоиров или чистильщиков. В руках парень сжимал черную пластиковую папку.
- Я не слышала, как ты вернулся, - произнесла девушка, незаметно принимая более удобную для побега позу. На всякий случай. – Где ты был?
Следователь молча бросил на кровать свою ношу. Форд непонимающе переводила взгляд с полицейского на папку и обратно.
- Дело Саммерса. Все, что нам удалось выяснить за это время. Не так много, но уже кое-что, - сказал Греванс после паузы.
Девушка пролистала подшивку, быстро пробегая глазами по тексту. Прилагалось фото, на котором мужчина был еще жив. Он стоял в окружении коллег на фоне поликлиники и довольно улыбался. Толстые щеки лоснились на солнце, так что Саммерс, которого, кстати, звали Грегором, походил на розовобокого поросенка. Остальные фотографии были не столь радужными – место преступления, окровавленное тело. Наконец, на глаза попалось заключение экспертизы.
- Причину смерти установить удалось? – деловито осведомилась Файруза.
- Да, смерть наступила почти мгновенно от черепно-мозговой травмы. Его ударили в височную область тяжелым предметом округлой формы.
- Чем же? – она подняла на собеседника блестящие любопытством глаза.
- Не знаю, - вынужден был признать Эйден. – Мы так ничего и не нашли. Вероятно, орудие убийства преступник унес с собой.
Немного помолчав, он произнес:
- Мне нужно идти, - парень протянул руку за документами. – Теоретически, я уже должен находиться на пол пути к Майо Клиник. Отрабатываем коллег…
Файруза вскочила, на ходу натягивая теплый свитер. В этом году практически во всей Флориде зима выдалась на удивление холодной и небывало снежной. «Апельсиновый штат» впору было переименовывать в «Антарктический».
- Я с тобой!

***

Медсестричка испуганно ойкнула, когда дверь каптерки распахнулась, и в проеме появилось незнакомое мужское лицо. Правда, довольно-таки симпатичное... Девушка кокетливо сверкнула мелкими, идеально белыми зубками.
- Молодой человек, а сюда нельзя… - с некоторым сожалением сообщила она.
Эйден достал полицейский значок.
- Позвольте задать вам пару вопросов, леди.
- Ах да, конечно… - после секундного замешательства медсестра опомнилась и пригласила неожиданных гостей войти. На Файрузу, появившуюся из-за спины следователя, она косилась чуть раздосадовано, как на навязчивою муху.
- Чем обязана вашему визиту?
- Вам известно, что вчера был убит доктор Саммерс? – в руках у Греванса снова появился маленький блокнотик, как тогда.
Сильва – имя Форд прочла на бейджике девушки – состроила печальную мордашку и закивала. Ей-Богу, надо было в театральный идти, а не в медицинский.
- Вот и хорошо. Вы можете что-либо сообщить по этому поводу? Враги, завистники… - Файруза выразительно взглянула на Эйдена, так что он поспешно добавил. – Научная деятельность?..
Худенькие плечи медсестры поползли вверх, а сама она приобрела крайне растерянный вид.
- Какие же у мистера Саммерс враги? Он был очень хорошим… И врачом неплохим… Люди с благодарностью всегда приходили. Да что там! Он даже брался за безнадежных больных, от которых другие отказывались! Прочие врачи боялись испортить себе репутацию большой смертностью, а он – нет! Вот какой человек был.
Полицейский и его спутница снова переглянулись.
- Значит, многие его пациенты умирали? – Файруза не удержалась от реплики, хотя Эйден и просил ее помалкивать.
Сильва удивленно повернула голову на голос, она уже успела позабыть о существовании в комнате еще одного человека. Гидроперитовые кудряшки отрицательно качнулись.
- Что вы! Грегор был профессионалом! Я же объясняю – он брался за безнадежных больных…
- Но фактически смертей было много? – резко оборвал ее Греванс.
- Ну… да, наверное…
- Ведется ли статистика?
Девушка снова пролепетала что-то утвердительное и поднялась.
- Идемте со мной, сейчас я предоставлю вам учетные записи.
Преодолев несколько угрюмых больничных коридоров, компания оказалась перед каким-то кабинетом. Табличка на двери гласила: «Грегор Саммерс. Главврач». Сильва погремела связкой ключей, и замок вскоре поддался. На столе красовался старенький компьютер и еще более древний принтер, два раза попытавшийся зажевать бумагу, пока медсестра делала распечатку. Компьютерную технику давно уже не выпускали с конвейера, а Саммерс – хоть и не был бедным человеком, но на ручную сборку раскошеливаться не решился.
- Готово, - объявила девушка, подавая парню еще теплый лист бумаги. – Тут список пациентов мистера Саммерса за последние пол года. Большинство умерших, кстати, похоронены на церковном кладбище неподалеку от поликлиники. Этими вопросами Грегор тоже занимался лично, добрая душа была… Не понимаю, за что его убили…
- Благодарю, - вежливо ответил следователь.
- Теперь я должна вас оставить, простите, - блондинка еще раз безуспешно послала Эйдену зазывную улыбочку и действительно ушла. Греванс, кажется, так ничего и не заметил. Даже когда Форд пробурчала нечто вроде: «Вот малахольная». Он внимательно ознакомился со списком, содержащим порядка полторы сотни имен, после чего многозначительно изрек:
- Почти все его пациенты скончались… Странно.
- Да… А мне что-то не верится в его доброе сердце и бескорыстность. - Файруза уже принялась деловито осматривать ящики письменного стола. - Ты не стой, ищи.
Осмотр небольшой комнаты занял почти час, но ничего особенного найти так и не удалось. Обыкновенные вещи, стандартная документация и никакого намека на разгадку. Обессилившие, соучастники устроились на больничной кушетке, подпирая друг друга плечами. Обоим открывался отличный вид на кабинет, обоюдными стараниями перевернутый вверх дном.
- Но ведь должно быть какое-то объяснение. Хоть что-то… - вопреки смыслу сказанного в голосе молодого человека явно ощущалась безнадежность затеи.
Файруза не ответила. Она сосредоточенно разглядывала противоположную стену. Эйден тоже посмотрел туда, но не увидел ничего стоящего внимания. Только большое полотно в раме казалось немного неуместным в окружении плакатов о здоровом образе жизни.
- Ван Гог «Тутовое дерево», - Греванс подошел поближе, потрогал новенькую краску рукой. – Подделка, конечно. И достаточно топорная.
- Где-то я уже ее видела… - девушка закусила ноготь, безуспешно пытаясь привести в порядок сумбурные воспоминания. Подчиняясь примеру Эйдена, провела рукой по объемным масляным мазкам, казавшимся вблизи хаотичным нагромождением цвета. Задумчиво постучала по холсту, а потом мягко погрузила пальцы в изображение. Не привыкший к такому зрелищу следователь, чуть заметно передернулся и непроизвольно отшатнулся. Заметив это, Файруза усмехнулась.
- Не бойся, мы с картиной не пострадаем.
Рука исчезла почти по локоть, сосредоточено ощупывая что-то невидимое.
- Там пустота. Похоже, замаскированный сейф. В коробочке лежат мелкие… мм…
Извлекши ладонь, Форд обнаружила в пригоршне несколько черных прямоугольников, больше всего напоминающих микросхемы.
- Что это? Он приторговывал техникой? – женщина недоуменно разглядывала находку.
- Сомневаюсь… - Греванс взял один из приборов, повертел так и эдак, разве что на зуб не попробовал. Подобную вещь он видел впервые, но вместе со списком пациентов это наводило на раздумья.
- Нам, видимо, стоит прогуляться, - заявил он, а Файруза не нашла что возразить.

***
Католическая церковь святого Павла ютилась на углу Парк и Кинг-стрит. В окружении чернеющих остовов деревьев здание выглядело уныло и брошено. Только красный купол, заметный еще издали, притягивал истосковавшийся по ярким цветам за зиму взгляд. Красотка Сильва не соврала, до храма было рукой подать – всего десять минут пешего ходу. Задний фасад церквушки жался к широкому заснеженному парку, цеплявшемуся корнями за склон холма. Кладбище начинались у подножия, снова теряясь среди деревьев ближе к горизонту. Две человеческие фигурки между надгробьями выделялись на фоне светло серого неба. Одна из них размахивала руками и негодующе восклицала:
- Да ты рехнулся! Натурально тронулся! А если он все-таки там?!
- Значит Саммерс невиновен, - невозмутимая физиономия следователя резко контрастировала с видом до глубины души ошеломленной Файрузы. Его манера отрывисто произносить слова почему-то взбесила девушку еще сильнее.
- Полезай туда сам, если такой умный!
На скромной гранитной плите, около которой стояли спорщики, четко просматривалась свежая насечка: Уильям Трейс, 2039 – 2067.  Дата смерти давала понять, что захоронению не больше недели.
- Каким образом? Никто не даст мне разрешения на эксгумацию тела, - вполне резонно возразил полицейский. – А для тебя, не меньше моего, важно узнать правду.
Файруза упрямо качала головой. Ей никак не удавалось договориться с самой собой. Ноги и руки не слушались, страх парализовывал.
- Давай же… - Эйден легонько подтолкнул ее.
Больше не чувствуя в себе сил для борьбы, Форд покорно легла на спину. Холодный, недавно вспушенный грунт болезненно впивался в лопатки и обмораживал голые, беззащитные ладони. Это немного затрудняло процесс расслабления мышц, но время, ушедшее на тренировки, не прошло зря. Небо всколыхнулось и стало медленно уплывать, отдаляясь все сильнее и сильнее.
- Учти, я никогда раньше не делала ничего подобного, - успела проговорить девушка, прежде чем земля поглотила ее. Эйден предпочел бы отвернуться, но зрелище ужасало и завораживало одновременно, притягивая к себе с неумолимой силой. Уже спустя несколько долгих секунд он непритворно пожалел о своей глупой затее. Файрузу сожаления настигли еще раньше. Толща грунта оказалась значительно плотнее ожидаемого, среда сопротивлялась, словно дышащий, пульсирующий организм. Она истово желала не пропустить чужака к своим тайнам. Душила в смертельных объятиях, ведь не привыкла принимать в себя живых. В панике, Форд забарахталась, вообразив одну лишь возможность бесконечности этого падения в неизвестность, но неожиданно отыскала опору. Локти засаднили от удара о крепкие бока деревянного ящика. Файруза судорожно вдохнула бедный кислородом воздух и изо всех сил оттолкнулась ногами от дна пустого гроба, будто выныривая из воды. Открыть глаза она так и не решилась, но это, к счастью, не требовалось. Дрожащая всем телом, девушка обнаружила себя уже на поверхности. Кто-то крепко тряс ее за плечи и, кажется, звал по имени.
- Файруза! – Эйден снова и снова заглядывал ей в лицо, но взгляд женщины оставался отчужденным, немигающие глаза смотрели сквозь Греванса. Наконец, она моргнула и смогла сфокусироваться на полицейском.
- Пусто. Там никого нет.
Грудная клетка молодого человека с облегчением опустилась, но еще какое-то время продолжала двигаться неритмично.
- Я уж думал…
- Послушай, - вдруг прервала его девушка. – Как считаешь, Саммерс был искренним ценителем Ван Гога?
Ошарашенный неуместным вопросом следователь странно покосился на спутницу. Файруза поймала его взгляд, и кладбище огласилось непривычными ему звуками смеха.
- Я не сошла с ума, просто вспомнила, где видела такую же картину, как в поликлинике. У него дома. Это грешное «Тутовое дерево» висело прямо над трупом, и я долго разглядывала полотно, в ожидании допроса.
Эйден даже хлопнул себя по лбу от переизбытка чувств.
- Я осел!
Он оседлал одно из надгробий, принимая позу, близкую к роденовскому мыслителю.
- Если за картиной такой же тайник, как и в рабочем кабинете, то, что в нем хранится? Пациенты на самом деле не умирают, это ясно. Но куда они исчезают? И зачем Саммерсу понадобились микросхемы?
- Похоже на то, что Саммерс был далек от науки, зато близок к правительству. Он действовал не по собственной воле. Был лишь частью глобального механизма. А эти штучки, - у девушки между пальцами блеснуло пластиковое покрытие украденного из сейфа чипа. – Что-то вроде ошейника с шипами.
- По-твоему это связанно с фр… с людьми-индиго? – не поверил Греванс.
- Я нашла в списке фамилию одного старого друга, - произнесла она, помедлив. – И он уж точно был одним из нас. Лучше бы он действительно умер…
Последнюю фразу Файруза почти прошептала, но мужчина расслышал.
- Вряд ли нам удастся выяснить новые имена «умерших». Все продумано, эти люди действительно бесследно пропадают с лица земли.
- Ты везучий? – неожиданно спросила девушка, хитрые складочки в уголках ее глаз резко очертились. Эйден не успел ответить, да он и не знал, что сказать. – Вот и проверим. Если да, то в тайнике нужные документы, а не одна пыль да паутина. Может быть, они укажут и на убийцу.

***

Около дома Саммерса уже было припарковано два полицейских автомобиля. Эйден досадливо сплюнул на дорогу через опущенное оконное стекло. Файруза нервно заерзала на соседнем сиденье, оглянулась, окидывая приземистую одноэтажную виллу взглядом.
- Розыскная группа уже здесь, – деревянным голосом сказал следователь, выбираясь из машины. – Ну ничего, постараемся провернуть все незаметно.
- Тебе виднее, - девушка последовала примеру спутника. Она выглядела бледнее обычного, поэтому Греванс ободряюще взял ее за плечо. Скверное самочувствие Файрузы он списал на счет неприятных воспоминаний.
Они прошли по хрустящей заледенелым гравием дорожке и нырнули в тепло помещения.
Несколько копов, как и накануне, сновали по комнатам. Во главе этого парада форменных лацканов находился мужчина достаточно приятной, но почему-то отталкивающей наружности. Расположившись за столом в зале, он заполнял какие-то бумаги, подняв голову, когда в прихожей заслышались шаги.
- Греванс! Наконец-то! Где ты шляешься?
Глаза мужчины остановились на Файрузе, будто споткнувшись о ее фигуру, как об осязаемое препятствие.
- А это еще кто? – его тон вернулся в пределы официального.
- Свидетель. Она кое-что вспомнила, желает дополнить показания, - хмуро отозвался парень. Распространяться на эту тему он явно не желал, так что «главнюку», как обозвала его про себя Форд, оставалось только подозрительно щуриться в ее сторону. – Подожди здесь, сейчас вернусь…
Мужчины отошли к дальнему окну, о чем-то негромко беседуя. Файруза пожалела, что не обладает сверхслухом или, на худой конец, техникой чтения по губам. Ладони вспотели от напряжения, но девушка продолжала всматриваться в лица собеседников. «Главнюк» по большей части победно улыбался, а Эйден все сильнее сдвигал брови. Вернулся он мрачнее тучи.
- …Я по камешкам этот дом разнесу, но найду доказательства! – полетело в спину следователя.
Больно сжав локоть спутницы, Греванс решительно потянул ее в сторону кабинета.
- Иди быстро, я сказал, что ты хочешь еще раз взглянуть на место преступления.
Уже стоя около меловой фигуры на полу, парень прошипел:
- Вот козел! Ральф Дестинедж – мой коллега, - последнее слово он произнес так, словно оно было омерзительным ругательством. – Только и ищет повода, чтобы избавиться от меня, ублюдок. Мы, скорее, конкуренты, чем сотрудники.
Выплеснув эмоции, Эйден, наконец, смог говорить по сути.
- По каким-то своим каналам он узнал, что в деле замешаны индиго. Теперь этого так не оставят… Кстати, Саммерс и сам был фриком.
- С такой же хитрой штуковиной в голове, как и у его пациентов, - заметила девушка. В этот момент ноздри ее уловили какой-то неразличимо слабый запах.
- Скорее всего. Ладно, не теряй времени. Забирай документы и уходим.
Женщина огляделась по сторонам, в комнате они находились наедине. Только щекочущее ощущение в носу по-прежнему не давало покоя. Отмахнувшись от него, Файруза с замиранием сердца прислонилась к полотну. Издали ее можно было принять за близорукого человека, пристально всматривающегося в картину. Спустя пол минуты ей захотелось сунуться в тайник с головой – никак не удавалось нашарить ничего, кроме железных стенок сейфа.
- Не это потеряли, голубушка?
Резкий голос заставил обоих обернуться. Ральф заслонял собой почти весь дверной проем. Словно веером он обмахивался небольшой кипой бумаг и имел крайне самодовольный вид.
- Так ты узнал и о сейфе за картиной, но промолчал? Сволочь… – нарушил молчание Эйден. Полицейские напоминали сейчас бойцовских псов перед схваткой. Жаль, что силы заведомо не равны.
- Да, и гораздо более простым путем, чем вы, ребятки. Греванс, ты никогда не умел выбирать круг общения, это тебя и погубило…
Между тем еле слышный запах приобретал насыщенности. Впрочем, что это было, Файруза поняла лишь, когда за спиной у плечистого Дестинеджа обрушилась тяжелая потолочная балка. Огонь тут же перекинулся на ковер, жадно хрустя сухим ворсом. Мужчина выругался, пытаясь сбить языки пламени со своего пиджака.
- Чертов идиот! Буверт! Какого хрена ты снова бросаешь окурки куда ни попадя! – заорал он на кого-то из подчиненных, суетящихся в соседней комнате. Те в нерешительности переминались с ноги на ногу: что сперва следует делать – спасать шефа или тушить огонь – трудный выбор.
Пожар распространялся с пугающей скоростью. Горели уже две комнаты. В пламени исчезли почти все стены кабинета. Слой краски и штукатурки кусками осыпался на пол, словно в помещении начался звездопад. Воспользовавшись суматохой, Файруза бросилась к выроненным Ральфом документам. Бумаги успели порядком обуглиться, но попытаться их спасти все же стоило. Заметив девушку, полицейский с силой схватил ее за запястье, демонстрируя, пожалуй, самую гадостную из своих ухмылок. К счастью, на ознакомление с их полным комплектом у Форд времени не было. Она легко выскользнула из цепкой хватки, так что пальцы мужчины зачерпнули только воздух. Не удержав равновесия, он опрокинулся своим отвратным оскалом прямо в тлеющие угли. Файруза не без удовольствия отметила, какой гримасой успело перед этим исказиться его напыщенное лицо. Прижав бумаги к груди и пробираясь к удобному выходу, девушка оглянулась, вспомнив о Гревансе. Тот сидел среди огня, будто в трансе, сжимая что-то в руке. Не смотря на пышущий отовсюду жар, она внутренне похолодела, заметив обвалившуюся перегородку стены. Больше не нужно было присматриваться сквозь щипающий глаза дым, что именно Эйден так бережно вертел в обожженных пальцах. Тяжелая, бронзовая статуэтка в бурых разводах, отчетливо различимых даже под слоем гари и пыли.
Голова парня была понуро опущена, но Файруза разобрала в беззвучном движении губ слово «Лора». Надо же, в первый раз он назвал ее настоящим именем. На мгновение внутри шевельнулась острая досада. Она не хотела, чтобы так вышло. Не хотела, чтобы он обнаружил ее тайник в стене. Если бы не пожар и не этот неизвестный балбес Буверт со своими окурками… Он бы никогда не узнал. В сущности ведь все должно было сложиться иначе. Саммерс остался бы жив, если бы не вернулся раньше обычного и не напал на Файрузу, обыскивающую дом. А ведь он был фриком. Очень сильным фриком, умело пользующимся оружием, вложенным  его руки природой. Только в этот день Форд узнала, что такое настоящая боль. Добрая душа Грегор упивался своей властью над человеческим страданием. Рука случайно оказалась на статуэтке. Когда Файруза ударила его, она уже ничего не видела и не слышала, не была собой. Она даже не сразу пришла в себя, после того, как все закончилось… Пришлось прятать улики, врать… Пришлось предать тебя.
Эйден, ты хороший мальчик, но ничего не попишешь, это война.

Большая красная машина с брансбойтом, об игрушечной копии которой мечтают поголовно все американские дети и некоторые взрослые, заливала остатки виллы пеной до самой темноты. На удивление, в пожаре так никто серьезно и не пострадал: на носилках вынесли широкоплечего мужчину с сильно обгоревшим лицом, вывели двоих замешкавшихся в здании полисменов в форме и одного странного парня с отрешенным взглядом. На вопросы полицейских о девушке, якобы тоже находившейся в доме, пожарные только пожимали плечами. Мол, а была ли эта девушка вообще?...

Примечание:
*Фрик (от англ. «freak») – урод, выродок, чудак.

+ как я вижу героев: http://s53.radikal.ru/i142/1005/de/8453f8d4deed.png

Отредактировано Леди Елена (3 мая, 2010г. 14:04:25)

+1

2

Интересная зарисовка! Может идеи и не новы, и  собирают в себя все основные молодежные интересы, но несмотря на это есть смысл и Идея!
Мне понравилось. Я вообще люблю подобные темы.
А по поводу стиля письма: читается на одном дыхании... мне как "заядлому" читателю это важно!
Спасибо!

+1

3

Меламори написал(а):

Может идеи и не новы, и  собирают в себя все основные молодежные интересы, но несмотря на это есть смысл и Идея!

Ой, ни в коем случае на новизну идей не претендую) Попыталась немного под другим углом посмотреть на старую тему, вот и все)
Да и от подросткового возраста я не так далеко ушла))

Меламори написал(а):

А по поводу стиля письма: читается на одном дыхании... мне как "заядлому" читателю это важно!

Знаете, для меня это тоже важно)) Всю жизнь страдаю от громоздкого стиля письма, часто выходят "тяжелые" для глаза тексты, так что вы меня порадовали)

0

4

Я рада была высказать свою точку зрения)))
И угол под которым вы посмотрели, очень даже интересный!

А продолжения не ожидается? Было бы интересно.

Отредактировано Меламори (3 мая, 2010г. 20:34:57)

0

5

Меламори написал(а):

А продолжения не ожидается? Было бы интересно.

Хм, вообще-то я планировала сделать финал рассказа совершенно другим и в том варианте о продолжении не могло быть даже речи, так как не все бы выжили) Но сложилось почему-то все иначе) Я пожалела героев, а теперь и сама не уверена)) Если с ними произойдет еще что-то интересное, то я обязательно перескажу))

0

6

Если рука не написала грустный конец, а "дала жизнь"... может судьба? Прочитав, я оживила для себя этих персонажей, как бы хотелось с ними еще столкнуться :)

0

7

Меламори написал(а):

Если рука не написала грустный конец, а "дала жизнь"... может судьба?

Может  :)

0

8

Мне нравится  http://s.rimg.info/fb636d9fba4fe57b868e0ab93cbac9db.gif

+1

9

Я рада, спасибо  :blush:

0

10

А,нашла!Классный коллаж,Леди Елена!А Вы ещё и скромничали...Здорово!Рассказ я обязательно Ваш прочту,но по-позже.а такое,как я Вы не делаете с Вашими фото?Вот если бы это ещё было.Если нет,то ,если хотите я сделаю это и пришлю на "Арт"!

Отредактировано Елена Соколова (30 мая, 2010г. 13:22:40)

0

11

Интересно у Вас,Леди Елена,получается!Мне больше всех работ понравилась та,где Вы  на фоне с булавками.Очень необычно за счёт многозначности этих магических аксессуаров!

Отредактировано Елена Соколова (30 мая, 2010г. 20:04:15)

0

12

Леди Елена,а это от меня вам маленький презентик:

Можно увеличить кликом на фото.
--

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано Елена Соколова (30 мая, 2010г. 21:10:11)

+1

13

Ух ты :love:
Спасибо))
Последняя особенно нравится)
Хотя парень мой, думаю, оценит первую :rolleyes:

0

14

Я рада,что Вам понравились коллажи.Одна беда,мало шаблонов ,которые я могу применить.Это я вышла на один сайтик,а там не регистрация не нужна,ничего...бери  и вставляй свои фото в готовые шаблоны,а потом редактируй,да и всё!Очень быстро и без большого ума!А где бы ещё такой подобный сайтик найти,не знаю.

0

15

Елена Соколова
А зачем шаблоны?
Берите любое понравившееся фото и крепите свое лицо поверх того, что там)
Очень легко)

0

16

Попробую,Леди Елена.Авось получится!

0