Литературно-поэтический форум им. Макса Фрая

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Литературно-поэтический форум им. Макса Фрая » Проза » Несколько миниатюр


Несколько миниатюр

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Отпусти меня!

Ветер влетел в открытое окно и коснулся меня своим дыханием. Я проснулся в холодном поту, окутанный тьмой. В который день подряд.

    На небе не было видно ни звездочки: жди дождя. Да еще эта духота:

Я упал на подушку и снова провалился в тесный ночной бред.

   Кто ты? Странный человек, как будто, не из этого мира.

Я знаю твое имя. Знаю все о тебе. Впрочем, все ли?

Давным-давно тебя нет на свете, и все же ты здесь.

  Каждую ночь ко мне приходит один и тот же сон. Сон необычный и неправдоподобный, хотя и абсолютно понятный, и ты живешь в нем. Живешь и страдаешь:



        <Папа! Папочка, проснись!>

Сергей очнулся со страшной головной болью. Мысли смешались в одну кучу. <Горький ты пьяница, - мелькнуло в голове. Ты же не был таким, офицер>.

   <На зарядку, на зарядку!..> - Не выключенное еще с вечера радио сообщило Сергею, что уже утро.

  Молодой человек, покачиваясь, прошел на кухню.

<:Утренняя зарядка окончена. Переходим к водным процедурам!>, - не унималось радио и Сергей, поморщившись, выключил его.

  А потолки на кухне надо побелить. Вот Таня придет:

  Чувствуя, что сходит с ума, Сергей упал на колени. Кто придет?..

  Месяц назад Татьяна, жена Сергея умерла при родах. Ребенок тоже не выжил.

  Бывший офицер ВВС подавил свои слезы, совершенно непозволительные. Все было словно вчера. Он до последнего мгновения держал руку умирающей жены, твердившей в полубреду: <Машенька, доченька. Сергей, слышишь? У нас родилась дочь. Давай назовем ее Машей, как мы хотели>. Татьяна так и не узнала, что дочь ее умерла вместе с ней. А Сергей все сжимал руку жены, не желая ее отпускать:

  - Папа! Папочка!

   Сергей вздрогнул и помотал головой. Этот странный голос преследовал его со дня смерти жены. Преследовал неотлучно, неумолимо, и деться от него было абсолютно некуда.

-         Что тебе нужно?! - Прокричал Сергей, - кто ты?

-         Кто я? - нежный детский голосок, казалось, был удивлен поставленым вопросом. - вы ведь с Мамой хотели назвать меня Машей.

Чувствуя, что земля уходит у него из под ног, Сергей бухнулся на табуретку и зажмурился. 

-         Не удивляйся, - голосок одновременно успокаивал и ужасал своим кажущимся безразличием ко всему происходящему, - маму ты не мог удержать. Но меня: Я от твоей плоти, я частичка твоей души, как и маминой. Она так звала меня с собой! - Тут голосок дрогнул, казалось, готовый заплакать. - Нет, ты не виноват, ты ничего не мог с собой поделать:

-         Я: Я не слушаю тебя!! Ты не существуешь!!!

-         В чем-то ты прав, - после недолгого молчания - ответила она, я действительно не должна существовать. Наверное, ты слишком любишь: Любил нас.

  Глаза Сергея сомкнулись сами собой, как только он добрался до кровати. Можно было подумать что он не спал по крайней мере дня два.

-         Сергей! - странный, до боли знакомый шепот прозвучал в голове молодого человека.

-         Таня!

-         Тсс! Тише, не разбуди нашу малышку.

-         Зачем ты пришла? Тебя же нет, ты ушла, бросила все , о чем мы мечтали, - последние слова Сергей прокричал, давясь собственными слезами. - Помнишь? Мы должны были скоро получить дачный участок. Помнишь какую чудесную кроватку мы  купили Маше?!

  Сергей, словно наяву, ощутил горячий поцелуй своей жены, ее дыхание, ее запах. Так близко:

-         Не грусти, родной. Не надо, слышишь?

-         Как я могу выкинуть тебя из сердца? Мы же были одним целым. Помнишь: <Пока смерть не разлучит нас>. Но даже у смерти не хватит сил:

-         Не говори так! Смерть мстительна.

-         Мстительна?! А я не боюсь. Не боюсь ни жизни, ни смерти.

-         Я пришла за Машей, Ей здесь плохо, я чувствую.

-         Ты права, ей здесь не место. Пусть она идет с тобой.

-         Не все так просто, - сказала Татьяна, - ты должен сам ее отпустить.

-         Но как?

-         Пойми это сам, сам реши. Прощай, прощай:

-         Не уходи, пожалуйста. У меня нет никого и ничего кроме тебя!

-         Прощай! Освободи Машу!

   Голос жены Сергея затих, растворился в размытых слезами грезах. 

   Сергей открыл глаза. Он проспал довольно долго: Землю уже окутывали сумерки.

- Это была Мама, да? Она вернулась?

   Бред без сноведений. Разговор с любимым человеком, которого больше нет, с дочерью, которой никогда и не было:

    В голове Сергея окончательно все смешалось. Он перестал что-либо чувствовать, что-либо понимать. Из его уст вырвался хохот, в глазах сверкнула искра сумашествия.

   <Это безумие! Этого не может быть!>   

-         Папочка! - Голосок Маши звучал, казалось, сквозь слезы, - Папа, я хочу к Маме. Отпусти меня! Мне душно здесь!

-         Машенька! Что я могу сделать?

-         Я не могу требовать от тебя этого. Но я прошу.

<Пойми сам, слышишь? Сам реши. Сам! Жить с этим или:>

- Да, Таня. Я понял.                             

Бывший офицер вошел в ванную комнату и взял со столика бритву.

-         Отпусти меня!

Лезвие сверкнуло при свете лампы.

-         Отпусти!

   Взгляд, не отрываясь, скользит по острию бритвы.

-         Пожалуйста!

   Бритва с нежностью, которой владеет только смерть прикасается к коже, медленно скользит, оставляя за собой след красного цвета, цвета смерти, цвета забвения.

-         Я правильно понял?

   Кровь, алая, алая кровь ручьями вытекает из разрезаных вен, освобождая от мук и сомнений, боли и страха.

-         Спасибо, Папочка!

       

    Кто ты, странный человек? Каждую ночь ко мне приходит один и тот же сон. В нем живешь ты, живешь и умираешь, отпуская невинную душу. Впрочем, сон ли это?

   В старом номере одной газеты я нашел маленькую заметку: <Лейтенант ВВС, Сергей Красов покончил жизнь самоубийством вследствие помутнения рассудка.> 1976 год, 14 апреля. Через сорок дней родился я.

    Может ты - это я? Может я просто схожу с ума? Возможно:

    А если твоя душа во мне, и все эти сказки про переселение душ - не такие уж и сказки? Не знаю, но каждое утро я снова просыпаюсь в холодном поту, когда слышу спокойный, чуть капризный детский голосок: <ПАПА! ПАПОЧКА, ПРОСНИСЬ!>

                                                                       Киев. 2003

0

2

Бремя.

-         Знаешь ли ты, что такое страх? Поднимаясь на эшафот, ощущал ли ты предательскую дрожь в коленках?..

-         О чем ты говоришь?! Я бессмертен!

-          Не слышал ли ты зловещий, никому кроме тебя не слышный шепот петли, которая обхватила твою шею. О-о-о! Она шепчет тебе: <Теперь я никуда тебя не отпущу, теперь мы с тобой одно целое>. Когда меч прижался к твоей груди: Ты видишь лишь улыбку твоего врага. А потом: боль ничего, кроме боли.

-         Шалонская долина: Зачем ты мне это рассказываешь? Я миллионы раз видел подобное.

-         Видел, но чувствовал ли? Тебя обманывают твои друзья, те которым ты доверяешь. Двадцать три удара кинжалом. Слышишь, Двадцать три! Вот, что заслужил человек, сделав свою страну несокрушимой? Единственным его недостатком была его неограниченная власть.

-         Ах, да! Рим. Помню, помню. Грязная история.

-         А умирать в своей постели, всеми забытым стариком. Или добровольно уйти из жизни, потому что знаешь, что в покое тебя не оставят.

-         Диоклетиан: Странный человек. Обладая властью в могущественнейшей империи, бросить все и разводить капусту на огороде!

-         А счастье! Знаешь ли ты, что такое счастье? Взирать на только что родившегося ребенка.

-         :

-         Знать, что твоя жизнь не прошла даром, что частичка света в этот мир принесена именно тобой.

-         :

-         Молчишь. Вся твоя мудрость, накопленная веками, да что там веками - тысячелетиями, отступает перед простой истиной.

-         Да как ты смеешь! Говорить подобное мне, духу порядка!

-          Сотни жизней, разных и одинаковых, ужасных и спокойных. Я - лишь одинокая душа. Я воплощусь в очередного рожденного человека, и снова несколько десятков лет ты меня не услышишь. А, может несколько минут. И потом, ты сам позволил мне говорить, говорить правду. Вот она, правда. Ты могуч, Бог поставил тебя наблюдать за нашим переселением. Но есть то, чего ты боишься: вечности. Люди имеют действительно ценный дар.

-         Но без меня все пойдет наперекосяк. Я нужен! Я не могу иначе!!

-         Да, люди обладают тем, чего у тебя никогда не будет. Выбор! А смерть - это их путь к началу.

-         Я вечен, я неизменен, мой удел - порядок. Но хаос земной жизни и есть порядок. Свобода людей есть порядок. Тогда зачем я здесь? И почему я понял это только сейчас?

-         ПОТОМУ ЧТО Я ТЕБЕ ПОЗВОЛИЛ. АДИМУС!

-         Да господи!

-         АДИМУС! ТЫ ПРОНИКСЯ, ТЫ ПОНЯЛ. НАСТАЛО ВРЕМЯ ТЕБЕ ЗАНЯТЬ МЕСТО СРЕДИ СМЕРТНЫХ! ТВОЙ ПОСТ БЫЛ ЛИШЬ ИСКУПЛЕНИЕМ! ТВОЙ ГРЕХ БЫЛ СЛИШКОМ ТЯЖЕЛ. НО ТЫ ПОНЯЛ, ЧТО СВОБОДЕН. ИНАЧЕ И БЫТЬ НЕ МОЖЕТ. БЛАГАЯ СВОБОДА - ВОТ ИСТИННЫЙ ПОРЯДОК. А ТЫ, ДИТЯ МОЕ, ИДИ С ВОСКРЕСШЕЙ ДУШЕЙ, БУДЬ ПРОВОДНИКОМ АДИМУСУ В ЕГО ПУТИ НА ЗЕМЛЮ. ИДИТЕ С МИРОМ, ДЕТИ.

   Где-то на Земле младенческие голоса возвестили миру о рождении еще двух человеческих существ.

             <Поздравляем! У вас двойня!>

Вот оно счастье, взирать на родившегося ребенка, на новую искорку жизни. На какой путь встанут новоприбывшие в этот мир люди? Кто знает. Ведь они свободны.

                                                            Киев        11.09.2003

0

3

Дверь отворилась. Отворилась без обычного шума. Невидящим взором я уставился на нее. Голос, беззвучный, но ударяющий по всему моему существу, прогремел в голове:

-         Почему ты здесь?

-         Мне больше некуда идти, - ответил я.

-         Я спрашиваю, почему ты ушел? Почему ты не остался?

-         А зачем? - я закрыл глаза и усмехнулся. Странно, я не чувствовал никакого страха перед ним. Хотя, наверное, должен был:

  Голос замолчал. Его обладатель, словно, передумал разговаривать со мной. Но тогда почему я до сих пор стою здесь?

-         А ты подумал прежде чем уйти? - задал очередной вопрос Голос.

-         Подумал о чем?

-         Зачем ты появился на земле. Какая в этом была необходимость?

Я промолчал. Да и что я мог ответить.

-         Ты глуп, - с холодным утверждением сказал Он. - Ты ушел, так ничего и не узнав.

Все пространство вокруг меня заполонило ночное небо. Темные тучи проносились надо мной, передо мной, подо мной, как бы пытаясь сбить меня с ног. И в какой-то момент мне стало казаться, что им это почти удалось.

-         Я думал: Я думал, что не оправдал ожидания мира.

-         Ты думал?! - прогремел Голос, и внутри меня все содрогнулось, чувствуя Его гнев, - тебе следовало бы знать наверняка! Такие как ты каждый день перерезают себе вены, глотают таблетки, вешаются! Какое вы имеете право сомневаться во мне, сотворившем вас?! Вы идете на это только потому что <ДУМАЕТЕ>?!!!

Я снова закрыл глаза, только теперь без тени усмешки. Похоже, меня вообще не собирались сюда впускать. Но, в таком случае, куда же мне идти? Вот еще один вопрос:

-         Что мне делать? Кому я нужен там, на Земле? - если бы я умел сейчас плакать, я зарыдал бы вопреки всем своим принципам.

Ветер, бушующий ветер ворвался сюда, взвыл и тут же затих.

-         Ты не имеешь права задавать все эти вопросы. Никто не имеет права. Ты нужен мне и не только: Посмотри, ты ведь еще не умер!

Я ясно увидел себя на реанимационном столе. На грани жизни и смерти, но сердце еще продолжало биться. Я был еще жив. В зале для посетителей я увидел отца и мать. Мать, вся в слезах, с замиранием ловила каждый звук, который выходил из реанимации. Отец не плакал, но его лицо, словно вытесаное из камня говорило обо всем. А рядом с родителями: Она. Как же так! Идиот! Не понял, не увидел!

-         Ты видишь? - в этот момент Голос был жестким и мягким одновременно, - видишь кому ты еще нужен?

-         Прости меня, - неистово закричал я, даже не понимая к кому обращаюсь, прости если можешь!

-         Ты наконец понял?

-         Что?

-         Кто ты?

-         Да. Я глупец, самовлюбленный эгоист. Ты прав:

-         Ты человек, - прогремел голос, но теперь уже не гневно. Твердо, но не гневно. Ты нужен всему миру, как и все остальные.В нем нет отбросов, люди сами делают себя такими. Мир держиться на каждом из вас: Впрочем, все, хватит. Я не пущу тебя сюда. Иди обратно. У тебя есть такая возможность.

   Полил дождь. Луна выглянула из-за туч и, кажется, посмотрела на меня, улыбнувшись.

-         Да, я иду:

                                                                       Киев     2003

+1

4

Здравствуй.
Голос мог показаться женским, если бы только…
- Здравствуй.
В темной квартире за столом сидели семь человек. Взявшись за руки, шестеро из них в мистическом потрясении смотрели на седьмую, толстую пожилую женщину, которая закрыв глаза и изменив голос, беседовала с присутствующими от имени их умерших родственников. Ничего необычного, экстрасенс на работе. Ну, или кто-то называющий себя таковым, событие, еще более повседневное. В углу на стуле сидел и с любопытством и непониманием наблюдал за всем этим мальчик пяти лет, которого любящим родителям было не на кого оставить.
- В прошлый раз ты ушла, не попрощавшись, – этот голос мог бы быть мужским.
- Да, когда тебя схватили святые отцы, я заболела. Они и до меня хотели добраться, но не успели.
- Причем же тут ты? Ведь твои родители натравили инквизицию на меня, за то, что мы сбежали от них и от твоей свадьбы.
- Так и было. А потом приехал церковник из Рима и решил сам разобраться с этим делом. Мои родители чуть не умерли от страха, когда поняли, куда может завести их месть, но было уже поздно. Умерла я, а моей семье пришлось несладко, когда их оправдали. А что же тогда случилось с тобой?
- Со мной? То, что и должно было. Я не выдержал и умер на дыбе, признав перед этим все свои грехи, и настоящие, и поддельные. А потом…
- Посмотри на нее, – шепнула она, переменив тему разговора, и в голосе ее почти улавливались веселые нотки, - как важно она бубнит всякую чушь своим бедным обманутым клиентам. При этом, она не подозревает даже, каким даром владеет.
- И не узнает, кивнул он.
- Мы так долго не виделись, где и кем ты был?
- Ты, знаешь, батраком был, солдатом, да кем только не был. Последний раз жил крестьянином во Вьетнаме, а погиб под американским демократическим напалмом.
- А сейчас?
- Видишь, мальчик сидит, как завороженный наблюдает за шарлатанкой? Это я.
Она, наверное, улыбнулась.
- А я уже пожилая почтенная дама, сама не знаю, что заставило меня сюда прийти. Может судьба… Скажи, когда мы наконец то встретимся и будем вместе, это и будет рай, правда?
- Не знаю. Но я хотел бы этого намного больше, чем любой рай.
Она взяла его за руку, и на мгновение пожилая дама и мальчик лишились чувств, но все произошло слишком быстро, чтобы это было кем то еще замечено.
- Мы встретимся, милый, - теперь ее слова звучали совсем по-человечески, ее голос теперь был голосом его любимой, которая много веков умерла в ожидании счастья, - нам пора, она заканчивает.
Через минуту, люди начали расходиться, тихо и опасливо переговариваясь.
Довольно улыбаясь, толстая женщина сидела в своем кресле и пересчитывала дневную выручку.

Киев 2010

+2

5

Fuin
Очень здорово. Особенно последняя. "Случайная" встреча. Дар.
У вас еще есть? :) Выложите, пожалуйста.

0

6

Himera___
К сожалению, пока ничего подобного больше нет. Но я буду стараться.

0

7

Вино. Прекрасный заморский напиток. Напиток без малейшего чужого привкуса.
Ты смотришь на меня обеспокоено, как-будто должно случиться что-то непоправимое. Милая, как ты хороша, когда беспокоишься! Но бояться нечего. Роскошный, богатый обед при свечах, великолепное вино… И ты рядом.
Мы были бы счастливы, семья, дети, любовь, но у тебя нет выбора.
Почему то, я только сейчас осознал, что поступаю правильно. Когда правда о тебе открылась, я пошел на это лишь от безысходности, от осознания того, что у меня ничего не осталось. Ничего, чтобы отказаться от этой встречи. А сейчас, я понимаю, что все к лучшему. Каждый получит то, чего он стоит и от чего не скрыться никакими средствами. Во всяком случае, я точно заслужил, и что скрывать, я этого ждал.
А помнишь, как мы с тобой встретились? Как ты любила повторять «Нигде и никогда», потому что мы не заметили ни убегающего времени, ни тех переулков, по которым шли вместе. Уже тогда, в первый день нашего знакомства я понял, что все неважно, важно только наше совпадение.
На твоих глазах появились слезы, тщетно пытаясь смыть решительное «Я должна».
Вглядись в меня повнимательнее, милая! Я все знаю. Неважно, что грозит тебе в случае неудачи. У тебя все получится, ведь я не позволю никакой опасности подкрасться к тебе.
- Спасибо тебе, - говорю я, поднимая бокал.
Вино. Прекрасный заморский напиток. Напиток без малейшего чужого привкуса. Этот яд не имеет никакого привкуса. Яд, который через мгновение сдавит мою грудь. И моя улыбка сквозь боль заставит тебя рыдать. Нет, нет, не вскакивай.
Ты не успеешь обнять меня живого.

0

8

У вас очень хороший стиль, легко читается и погружаешься, вот только жаль, короткие... Только погружаешь в чтение и... конец.  http://s.rimg.info/fb636d9fba4fe57b868e0ab93cbac9db.gif  Может у вас есть что-то большее?

0

9

Меламори - абсолютно согласна!
Не в укор, Fuin, - просто вы так изящно, одновременно просто, но в то же время так осмысленно глубоко, и в то же время приятно пишете, что хочется читать еще...
А, вы же книгу пишете, да? Это интересно!

0

10

Хотя вот когда читаешь - все так законченно.. И каждое слово к месту. И чем продолжить - Бог его знает, если оно - произведение то бишь - ну, не скажу, конечно, совершенно - но имеет свою неповторимую форму... Ваша проза ужасно напоминает стихотворения. В этом ее прелесть, наверное.
Мне чем-то почему-то Пелевина напомнило, уж не знаю, отчего...

0

11

Спасибо. Когда читаешь ТАКИЕ!!! похвалы, конечно, такой энергией заряжаешься... Еще раз спасибо.

0

12

Вот и пишите! :) И выкладывайте! Обязательно!

0


Вы здесь » Литературно-поэтический форум им. Макса Фрая » Проза » Несколько миниатюр