Литературно-поэтический форум им. Макса Фрая

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Литературно-поэтический форум им. Макса Фрая » Проза » Странные истории


Странные истории

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

СТРАННЫЕ ЛЮДИ...

Смятая постель. Он откидывает одеяло, и резко поднимается, хватая ртом воздух. Сон. Это был сон. Нужно успокоиться. Волосы влажные от пота, хотя Его всего бьет дрожь. Сердце одолевают непонятные чувства. Оглядывается: в комнате темно, окно занавешено. Почти ушедшая паника вновь просыпается. Что это было?! Он встает с кровати, подходит к окну…Занавески задернуты, и он не решается. Поворачивает, снова ложится. Но беспокойство не проходит. Сон. Он снова просыпается, но уже к утру. Уставший, встает. Новый день – отдых. От ночи.
Умыться, позавтракать. Идти. Надо идти. Он ощущает острую потребность куда-то идти. Решает, что надо идти в лицей. Учеба – обязанность. Обязанность каждого адекватного человека. Неадекватных же изгоняют – им нет места в обществе. Для них есть больницы, быть может там их вылечат, нормализуют, и усредненные, они снова смогут выполнять обязанности, нести пользу обществу адекватных.
Лицей не приносит успокоения – Ему все еще хочется куда-то идти. И все больше. Невнятное беспокойство терзает Его. Он оглядывается: все вокруг спокойны и удовлетворены. Почему же Он в смятении? Он не понимает Себя. Однако Ему удается вести себя адекватно, перебороть беспокойство. Звонок, их группа двигается к другой аудитории – где будет следующая пара. Все спокойно разговаривают.
-…Ректор собирается в отставку.
- давно пора. Он и раньше то был не очень спокойным…Может, совсем ненормальным стал?
Все вокруг улыбнулись, и продолжили разговоры. Он тоже заставил себя улыбнуться, но уже мало понимает, почему нужно показывать веселье.
Ночь. Снова какие-то чувства разрывают его. Непонятные терзания во сне не дают Ему проснуться, и Он метается по постели. Сердце Его колотится с неимоверной быстротой. Наконец Он выныривает из кошмаров – а что же это иначе? В дверь стучатся. Затем она тихонько приоткрывается. Входит отец.
-Сын, мне кажется, нам нужно поговорить. – голос его невозмутим, сам он совершенно спокоен и нормален. Отец всегда был для Него примером адекватности – и значит правильности. Как и почти для всех остальных – отцы являются хорошим примером для растущего поколения лучшего в истории общества.
-Да, отец. О чем ты хочешь поговорить? – Его голос тоже спокоен, хотя по лицу еще катятся капли холодного пота.
- Я думаю, ты начинаешь вести себя ненормально. Меня это волнует.
- Да отец. Я немного беспокоюсь, но я поборю это.
-Ты должен помнить о долге перед нами, перед своей матерью. Она родила и вырастила Тебя. Мы изо всех сил пытаемся сделать из Тебя нормального – и более того, достойного человека.
- Да, я понимаю, отец. Все будет хорошо.
- Ты должен пообещать нам.
- Я обещаю.
- Хорошо. Пожалуй, мы с матерью подумаем над тем, чтобы купить тебе к окончанию лицея мотоцикл.
Отец выходит, и Он снова пытается заснуть. Но сон не идет, и Он мучается до самого утра.
Сегодня опять в лицей. Снова: встать, умыться. Завтрак. Он одевается, выходит. Снова, привычная уже дорога… Нет! Только не туда! Нужно идти. Куда-то. Но только не к ним, не к ним снова! Он бросает папку, быстро идет в обратную сторону. Еще быстрее, еще…Он убыстряет шаг, начинает бежать. Улица…другая…третья…Дальше, дальше! Люди смотрят на Него удивленно и с подозрением: Он ведет себя неадекватно! Что с Ним?
Он не понимает их. Он не понимает никого! Он не слышит этих странных людей, он не видит, какие они нормальные! Как можно быть такими?! Он бежит. Куда? От кого? От этих странных людей? От Себя?! Что они все могут ему сказать?! Он больше не поймет их, не сможет уразуметь этой нормы! Никакой нормы! Он НЕнормален? Что с Ним?!
Он выбегает к какому-то заброшенному пустырю. Он не может сдерживать Себя. Он рыдает, кричит, то бежит, то подает, и катается о земле. Он истерически смеется, рыдая, пытается дотянуться, допрыгнуть до неба, взлететь к солнцу – хотя всю жизнь знал, что это невозможно. Но теперь Он ничего не знает! Он пытается разорваться – и в тоже время собраться как можно плотнее, в одну маленькую точку…

Всё. Он ничего не чувствует, все Его существо холодно. Только пустота и невозмутимость. Он лежит на полу в кухне. Встав, и посмотрев на звезды за стеклом, Он отворачивается от окна, и разрезает себе грудную клетку. Засунув руку в дыру, Он вытаскивает сердце, и бросает его в урну. Оно уже мертво, и ни на что не годно. Силиконовое сердце, оно не выдержало непонятной нагрузки. Весь этот мир таков. Искусственный… Теперь оно бесполезно. Он помнит его последние удары… Там, на пустыре:
Стук-стук….стук……стук….совсем слабо…Все. Оно больше никогда не оживет.
Его зрачки пусты, и больше не отражают света. В них не найти почти ничего, кроме пустоты. Он не знал точно, есть ли в Нем еще душа, но склонялся к обратному.

Он снова стал адекватным. Все довольны, ведь уже прошел слух, что Он ненормален, и у Всех начали появляться подозрения. Однако всё снова в норме, и Все удовлетворенно успокоились. Жизнь Его вернулась на круги своя. Он окончил лицей, успешно поступил в ВУЗ. С успехом учился.
Только ночью к Нему снова возвращалось странное чувство, и он тайно сбегал из дому – чтобы увидеть Луну. Он гулял по ночному городу, идя на встречу Луне, и ни о чем не думая, зная только, что без этого не может. А к утру Он снова возвращался, и вел себя совершенно нормально, и все шло своим чередом.
Родители знали о странных ночных прогулках, но предпочитали не обращать на них внимания – ведь в остальном их сын был вполне удачной личностью, и радовал всех своими успехами, уже стал примером для подражания – многие стремились быть похожими на него. А родителям же было надо, лишь чтобы сын получил достойное место в обществе, и никто не считал его ненормальным.
Больше всего Он любил полную Луну. И поэтому сейчас, на вторые сутки полнолуния, Он ходил, глядя на Неё, почти целую ночь.
Но сегодня по пустому городу гулял не только Он один. Он увидел девушку, тоже идущую по направлению к ночному светилу – но с другой стороны улицы. Они медленно приближались друг к другу. Когда Их пути сошлись, а Луна были точно сверху, Он смог полностью разглядеть Её. Но одного взгляда в Её глаза хватило, чтобы узнать все: Она тоже. Тоже убила свое сердце, потому что не могла жить с ним. В глазах не отражалось ничего, кроме холодного света Луны, которая давно любуется собой из их пустых зрачков…
Они пошли вместе. Вместе Они и гуляли всю ночь. Не навстречу Луне, нет, теперь она плыла рядом, почти над Их головами…
Уже наступал рассвет, и Они встречали его вместе. Он взял Её руку в свою, и повернулся к поднимающимся с востока лучам.
Она смотрит на Него.
- Он?...
- Да. А это ты?
- Я…
…Стак-стук… Стук-стук. Стук-стук.
Он улыбнулся, потому что услышал еще одно биение, звучавшее в унисон с Его новым сердцем. Живым.

+1

2

Глубокое произведение, написаное в стиле Рея Бредберри! А я так люблю его рассказы! Это так замечательно - вместить в столь малый объем столько смысла и целую жизнь.
Действительно, иногда ощущаешь себя на месте главного героя... весь мир другой странный, и так хочется вырваться  из этого мутного круговорота, что затянул и не отпускает. Вопрос "Почему я не могу иначе чем все?". А потому, что одной страшно... вот был еще кто-то такой же как ты...
Как пишет Фрай: "Как-то легче дышится, когда точно знаешь, что в мире есть другие такие же придурки.Моей крыше приятно съезжать в сопровождении чужих крыш, выбравших примерно то же направление движения."

0

3

СКАЗКА О КОСТРЕ

А сказка эта начинается с вполне прозаичной вещи. С того, как трое, или, может, четверо - что совершенно не важно - усталых путников остановились в диком поле на ночлег. Один из них, видно, был еще ребенком, и перезказал потом нам эту историю. Вы ведь знаете, что дети могут разговаривать с огнем, небом, ветром, тогда как большинством взрослых эта способность утеряна)
Так вот...Героем нашим, как вы вероятно уже поняли, будет не тот ребенок - рассказчик, и не остальные путники. Им будет Костер, который путники разожгли, чтоб разбить мрак и холод ночи.
А костер, покуда в него подбрасывали дрова, жил. Жил своей недолгой, но яркой жизнью. Для начала новорожденный огонь посмотрел вокруг - но за пределами излучаемого им света ничего не было видно...А за наблюдать за путниками и за собственными бликами вскоре надоело - вы ведь знаете, новорожденные всегда нетерпеливы и переменчивы)
И тогда костер посмотрел наверх. И тогда случилось, быть может, главное событие
в его жизни. Он увидел звезды. Они ласково улыбались земле со своих высоких небесных тронов, и были прекрасны. Само собой, они не просто очаровали молодой костер - они привели его в восторг, потрясли до глубины души. И в этот момент в нем загорелось - простите за неумышленный каламбур - непреодолимое желание. Всем сердцем хотел он приблизится к этим далекип прекрасным светилам, стать таким же совершенными, как они. И пусть он боялся холодного воздуха, и облаков - ведь облака состоят из воды (это нам тоже по секрету рассказал тот ребенок, который слушал огонь), а вода извечный враг всем кострам, как и холод враг теплу - это не помешало ему. Переборов все свои страхи, он вздымался высоко вверх, пытаясь взлететь, пытаясь дотянуться до звезд...И это почти удавалось ему - и с каждым разом он поднимался все выше...
К утру огонь потух - ведь под конец ночи уже некому подкладывать дров в костер. А он потух, так и не достав до звезд. И еще одна маленькая жизнь исчезла. Но вот в небе появилось и солнце - великое и вселюбяще светило...И по одной, нехотя, сталиисчезать и ночные красавицы-звезды, пока небо вновь не стано светлым и чистым.
А путники поднялись, и двинулись в путь, чтобы на следующую ночь вновь остановиться на ночлег - и вновь развести костер...
На этом, пожалуй, рассказ того доброго ребенка, умеющего слушать, закончен...Но вот еще одна утешающая мысль: Да, пусть тот костер не стал звездой, и мечта всей его жизни не исполнилась...пусть все его труды были тщетны, и он проделал колоссальную работу - по меркам костров, конечно - так ничего и не достигнув...Но подумайте - а согрели ли те многие звезды хоть одного путника? Дали ли они столько тепла в ночи хотябы одному человеку?
Так была ли тщетна жизнь того костерка?...

НЕ смог найти более новый,, подрихтованый вариант, выложил постарее

0

4

СТРАННЫЕ ЛЮДИ

Да... Мнение большинства, толпы часто может уничтожить яркую индивидуальность. А индивидуальности этой нехватает мнения одного человека, близкого, любимого...
Хорошая повесть.

СКАЗКА О КОСТРЕ

Отличная притча. Больше ничего и не скажешь.

0

5

посвящается девушке лучшего друга и хорошей подруге

Театр теней
Она ушла молодой. Не достигнув еще и девятнадцати, скончалась – быстро, неожиданно. Словно кто-то вдруг задул свечу, которая до того ярко горела.  Без вступлений, без предупреждений…Это было так странно – вдруг осознать близкую, неожиданную смерть, вместо привычной, далекой и ожидаемой – как умирают старики или неизлечимые больные…Все в этом было странно – казалось..казалось, что ничего такого нет, это просто ошибка…Однако же дело было именно в том, что это НЕ ошибка – просто Мир в очередной раз напомнил нам о том, что пути Господни Неисповедимы. Что бывает – по разному, а судить об ошибках – не нам. Вот только к напоминанию такому не была готова ни Она, ни Мы.  Это стало шоком – словно гром среди ясного неба. Было совершенно непонятно – что делать, как реагировать…Зато Они – подготовились отлично. Мир людей, словно коршун, уже летал в нетерпении, когда это случилось. Не успел прозвенеть первый звонок – у них уже были готовы слова, искусственные слезы, сардонически-грустные глаза. Речи записаны на шпаргалки и отрепетированы, скорбные маски вырезаны из цветной бумаги. Даже транспаранты сделали для наглядности и таблички с надписями, когда плакать, когда грустно улыбаться, а когда и посмяться можно… И все это пустилось в ход при первой же возможности. Каждый норовил сказать, какой Прекрасной Она была, и как им всем дорога память о ней. Все, кто хоть раз её видел, вздыхали о потерянной дружбе, кто перемолвился когда-то с ней словом – пели о вечной памяти. Те же, кому совсем нечего было сказать – смотрели и старались показать как можно большую палитру эмоций, сменяя фиолетовую маску тоски на зеленую – апатии, после доставая бардовый и желтый цвета истерии, и вновь натягивая фиолетовый…
Все это распространялось тем щире, чем больше времени проходило, и чем больше прошедшее давало возможностей издеваться над собой. Они выходили на улицы, крича во всеуслышание, как сильна их потеря, как глубока Их рана, и как тяжело будет Им от неё оправиться. Погрузившись в саможалость, одни брали интервью у других, рассказывающих о своей тоске по ушедшей, после чего менялись местами и ролями, и все начиналось по новой. Входя в моду, это становилось искаженным подобием марша, в котором все, страдая, получали удовольствие. Испытывая внутри какую-то странную, мутировавшую радость, Они все с большим и большим усердием показывали миру свою тоску о смерти. До предела увлекшись своим представлением, они уже окончательно забыли непосредственно о Ней и показывали лишь свои чувства, единственно реальными из которых были лишь радость и страх. Сам же факт Её существования не имел для них ни малейшего значения. Она теперь стала лишь куклой, игрушкой, которую использовали для красивой лжи…
Все это настолько понравилось Им, что было решено повторять Это каждый год.  Оно стало регулярным мероприятием – множественным Действом, где каждый уже до автоматизма знал свою роль. При упоминании об этой Смерти стало модно надевать скорбную маску, скрывая за ней нетерпение, энтузиазм а вместе с тем страх, и понимающе кивать… Со временем это превратилось в спектакль, дьявольское шоу, ставшее самым популярным в мире. Не было ничего более престижного и утонченного, чем размышлять о тоске по усопшим и философствовать о красоте «la mort» , наблюдая сие представление, или, тем паче, участвуя в нем. Вскоре они выпросили у властей, которые были совершенно не против, солидных размеров здание. Построив в нем большую сцену, Они раз за разом показывали на ней оно и тоже…Не способные к созиданию, они, словно тени, использовали чужую жизнь и смерть для собственного существования…Его так и назвали – Театр Теней. В нем никто не жил – там невозможно было жить. И лишь тени, отражения чувств развлекали там скучающую толпу, заменяя способность чувствовать на суррогат, лишающий этой способности. Словом, они перешли, наконец, в ранг легального развлечения. Театр теней стал самым посещаемым из известных мест – там продавали грусть. Там продавали сладкую неудовлетворенность, не обязывающую ни к каким действиям, тоску, в которой хочется оставаться дальше и дальше. Они играли с Её смертью, не давая наконец спокойно заснуть… И лишь тех, кто был ей по-настоящему близок, тех, кто просил, чтоб из неё не делали игрушки, никто не слушал…
Одним из таких людей был Он. Пожалуй, было не так много людей, кто знал бы Её так хорошо, как он... Ему хватило силы потерять Её и остаться Живым. Но было кое-что, что доставляло ему куда больше боли, чем потеря. Театр Теней. Видеть, как Они измываются над Её памятью, было невыносимо. Это вызывало ярость и отчаяние, рычание и слезы одновременно. И он не мог оставить этого просто так.
Поначалу он просто саботировал шествия, которые разыгрались после Её ухода. Заглушал слова  псевдоотчаяния, рвал листы с заготовленными речами. Однако появлялись новые и новые ораторы, а вой толпы было не перекричать. Все это было бесполезно. Он не мог сделать почти ничего, оказался не в силах ни воззвать к разуму людей, ни пресечь сумасшествие. Но он все же нашел выход. Он решил сжечь основу Спектакля – сжечь Театр Теней.
Это оказалось не так сложно, как он предполагал. Здание было старым – видимо, тратиться на нововведения в архитектуре было дорого, да и не сочи нужным – деревянные балки загорались, словно спички. Вскоре уже все здание Театра пылало огромным погребальным костром. Огонь вскоре заметили, но пожар расходился так быстро, что уже ничего не смогли сделать. Это было огромным потрясением для Них.  Поднялась паника: неизвестными террористами был сожжен центр культуры и искусства. Был объявлен розыск, и за информацию о поджигателе была назначена награда. Однако, все это не понадобилось. Как только возле пепелища Театра Теней собралось достаточно много людей, Он сам вышел на останки полуразвалившейся сцены и прокричал:
-Я – Герострат, и Я сжег ваш Храм! Я – тот, кто уничтожил Театр Теней!...
                                        …………………………
  Его подвергли самой страшной по всеобщему мнению каре – Герострата предали забвению. Однако Оно не пугало Его. Ему было наплевать, запомнят ли его имя. Значение имело лишь то, что Они забыли Её имя, и это принесло спокойствие в Его душу.
Но вот только его так и не смогли забыть.

+1

6

Грустно, правдиво, красиво написано! История о вечном...

0

7

ну я бы сказал скроее - история о смертном...
хотя - увы, театр теней по-моему таки бессмертен...

0

8

Да, к сожалению, похоже на то... Хотя не нам судить о вечном, с нашими мельчайшими времеными рамками... Хочется ветить, что в вечности будет конец "театра теней"...

0

9

нну да)))вместе с социумом)поэтому это, увы, не актуально для нас

0


Вы здесь » Литературно-поэтический форум им. Макса Фрая » Проза » Странные истории